Category:

За что судили Павлова?

Анализ имеющихся архивных документов периода Великой Отечественной войны свидетельствует, что соединения и части, как правило, отходили на очень значительные расстояния, и в ряде случаев решение на отход командиры принимали самостоятельно. отход войск нередко приобретал характер беспорядочного отступления, а иногда и панического бегства.

Особенно это было характерно для 188-й, 126-й и 128-й стрелковых дивизий 11-й армии Северо-Западного фронта, соединений 3-й и 10-й армий Западного фронта. Так, командующий войсками Западного фронта генерал армии Д.Г. Павлов, ставя задачу на отход 3-й армии 25 июня 1941 года, предписывал: «Предстоящий марш совершать стремительно днем и ночью под прикрытием арьергардов. Отрыв произвести на широком фронте. Первый скачок 60 км в сутки и более»4. А начальник штаба этого фронта генерал-лейтенант В.Е. Климовский, ставя задачу на отход 10-й армии, потребовал отвести ее соединения всего за одну ночь на расстояние в 70—75 км.

В результате столь стремительного отхода управление войсками со стороны командующих 3-й и 10-й армиями Западного фронта было потеряно, часть соединений и частей попала в окружение и оказалась разгромлена, а темпы наступления противника, особенно его танковых соединений, на отдельных направлениях достигали 50 км в сутки.

В то же время отмечается, что в 5-й и 6-й армиях Юго-Западного фронта отход происходил в соответствии с требованиями предвоенных уставов, и, как результат, темпы наступления противника на этих направлениях не превышали 25 км в сутки.

Поговорим об отступлении Западного фронта. Об этом документе долго молчали да и сейчас мало где говорится. В основном всё заканчивается тем, что директива на отход была дана поздно, что немцы уже почти окружили наши войска в Белостокском выступе и она никак не повлияла на ход военных действий. Исходя из такой постановки вопроса, данную директиву надо было дать где-то 22 или 23 июня, а не на 3-й день войны. Командование Красной Армии упрекают за то, что оно не стало отступать сразу, а только через 3 дня после начала войны. Отступать на третий день войны!? Ведь «все знают», что Красная Армия должна наступать! Ну и ещё, «злой Сталин» не разрешал отступать, а то всем расстрел.

25 июня 1941 года начался крах Западного фронта. Если до этого времени фронт вел бои с Вермахтом, то после этой даты началось бегство и развал фронта. Этот развал удалось остановить только в августе в ходе Смоленского сражения. В чём же причина такого положения? Всё дело в Директиве Военного совета Западного фронта от 25 июня 1941 г. на отвод войск фронта. Вот этот документ:

Директива Военного совета Западного фронта от 25 июня 1941 г. на отвод войск фронта на рубеж Илия, Гольшаны, Лида, р. Шара, Бытень, Пинск

Особо секретно

Командующим войсками 13, 10, 3-й и 4-й армий

Сегодня в ночь с 25 на 26 июня 1941 г. не позднее 21 часа начать отход, приготовить части. Танки – в авангарде, конница и сильная противотанковая оборона – в арьергарде. 6-й механизированный корпус первый скачок – район Слоним. Конечная линия отхода:

13-й армии – Илия, Молодечно, Листопады, ст. Боруны, Гольшаны, Гераноны. Штаб армии – Раков.

3-й армии – Гераноны, Лида, Белица, устье р. Шара до Кабаки включительно. Штаб армии – Новогрудок.

10-й армии – Слоним, Бытень. Штаб армии – Обуз Лесьна.

4-й армии – Бытень, Канал Огинского, Телеханы, Пинск. Штаб армии – Ганцевичи.

Предстоящий марш совершать стремительно днем и ночью под прикрытиям стойких арьергардов. Отрыв произвести широким фронтом.

Связь – по радио; доносить: начало, маршруты и рубежи через два часа. Первый скачок – 60 км в сутки и больше.

Границы слева: для 13-й армии – Гераноны, Ивье, Раков. Заславль. Для 3-й армии – Сокулка, Россь1, Городище, Столбцы, ст. Руденск. Для 10-й армии – Ружаны2, Бытень, Миловиды.

Разрешить войскам полностью довольствоваться местных средств и брать любое количество подвод.

Директива следует дополнительно. При неполучении дополнительной директивы отход начать по настоящей предварительной.

Командующий войсками Член Военного совета

Западного фронта Западного фронта

генерал армии Павлов Пономаренко

Начальник штаба Западного фронта

генерал-майор Климовских.

На документе отметка: «Отправлен 25 июня 1941 г.».

Ф. 208, оп. 10169сс, д. 17, л. 59. Машинописная копия.

1 В документе – «Подрось». Исправлено на основании карты.

2 В документе – «Ружанка». Исправлено на основании карты.

Мало кого интересует сам текст. Хотя за такой приказ можно попасть под суд военного трибунала, что и произошло в последующем с основными подписантами данного документа.

Что же в директиве не так?

А не так следующие фразы «Сегодня в ночь с 25 на 26 июня 1941 г. не позднее 21 часа начать отход, приготовить части. Танки – в авангарде, конница и сильная противотанковая оборона – в арьергарде. 6-й механизированный корпус первый скачок – район Слоним… Предстоящий марш совершать стремительно днем и ночью под прикрытиям стойких арьергардов. Отрыв произвести широким фронтом.

Связь – по радио; доносить: начало, маршруты и рубежи через два часа. Первый скачок – 60 км в сутки и больше… Разрешить войскам полностью довольствоваться местных средств и брать любое количество подвод.

Директива следует дополнительно. При неполучении дополнительной директивы отход начать по настоящей предварительной.»

Во-первых «В НОЧЬ" 6-й механизированный корпус в результате первого скачка должен оказаться в районе Слоним. Это от места боёв, которые ведёт 6-й мехкорпус, в 120-140 км. За ночь корпус должен пройти 120 км. это примерно 7-8 часов движения по единственной дороге Белосток-Слоним. В лучшие мирные годы такой марш, днём, вызывал большие проблемы, а тут подготовить корпус за 4-5 часов к ночному маршу, вывести части из боя в районе Гродно и определить маршруты движения. Скорей всего командир корпуса (Хацкилевич погиб 25 июня) от ночного марша отказался, т.к. 4тд вечером 25 июня оказалась в районе Слонима, а 7тд начала движение 26 июня и исходя из доклада комдива Борзилова произошли следующие события : «…К исходу дня 25.6 был получен приказ командира корпуса на отход за р. Свислочь, но выполняли его только по особому сигналу, по предварительным данным 4-я танковая дивизия 6-го [механизированного] корпуса в ночь 25 на 26.6 отошла за р. Свислочь(уже двигалась на Слоним - авт.), благодаря чего был открыт фланг 36-й кавдивизии. К исходу 26.6.41г. противник, использовав резерв, повел наступление. 21:00 части 36-й кавдивизии и 128-го МСП 29-й МСД беспорядочно (в панике) начали отход. Мною были приняты меры для восстановления положения, но это успеха не имело. Я отдал приказ прикрывать отходящие части 29-й МСД и 36-й КД в районе м. Крынки, сделал вторую попытку задержать отходящие части, где удалось задержать 128-й МСП и в ночь 26 на 27.6 переправиться через р. Свислочь восточнее м. Кринки (это было начало общего беспорядочного отступления), благодаря чего нарушилась связь со штабом корпуса; связь удалось восстановить к исходу 27.6 на переправах [через р. Россь] у Волковыска.»

Через сутки после получения приказа на отход, арьергард в «21:00 части 36-й кавдивизии и 128-го МСП 29-й МСД беспорядочно (в панике) начали отход».

Войска начали выполнять приказ фронта, который должны были выполнить ещё вчера (это по Борзилову).

Во-вторых, перед тем как стали отступать боевые подразделения, отступили тылы. Отход тылов это всегда паника, слухи, страшные истории. Тылы отступали по той же дороге, но первые, и завалили её брошенной неисправной техникой, создали пробки на дорогах. Тыловые части отступали строго по директиве «стремительно днем и ночью». Очевидцы утверждали, что грузовые машины шли на большой скорости в два и даже три ряда. При этом они были полупустыми. Естественно при таком отходе, «60 км в сутки и больше», все склады с боеприпасами, вещевым имуществом, продовольствием бросались, в лучшем случае уничтожались. Но для того, чтобы для войск это было не очень заметно, в директиве, есть слова «разрешить войскам полностью довольствоваться местных средств и брать любое количество подвод». В результате ещё больше забили дороги разным транспортом, в одной колонне оказались кони, люди, машины – при этом каждый хотел проехать первым. В этой ситуации войска, которые шли на передовую, при виде такой картины уже были деморализованы, а со стороны всё выглядело как бегство, хотя… так оно и было.

В-третьих, «первый скачок – 60 км в сутки и больше», что это? А это значит, что за период ночи надо пройти 60 км. Сумерки, ночь в промежутке с 22 часов до 4 часов, это 6 часов, но не будем скупиться и дадим на первый скачок 8 часов. Теперь рассчитаем за сколько часов колонны пройдут данное расстояние.

Состав колонны Ср. скорость, км/ч Требуемое время, час

пехота 5 12

танки 20 3

артиллерия 10 6

автомашины 30 2

Рассмотрев таблицу приходим к выводу пехоте требуется больше всего времени на марш, меньше всего времени требуется автотранспорту. А теперь, исходя из директивы «Танки – в авангарде, конница и сильная противотанковая оборона – в арьергарде», маленький анализ. Автомашины – тыл, они прошли первыми по дороге, за ними танки, артиллерию и пехоту оставили в конце, ещё и кавалерию. В конечном итоге на дороге Белосток- Слоним бросили танки, артиллерию и сев на машины уехали, кто успел до захвата Слонима немцами.

В-четвёртых, «отрыв произвести широким фронтом». Все армии должны начать отход одновременно. Но отступающие части 10 армии вошли в тылы 4 армии и навели там хаос. Части 3 армии вошли в полосу действий 10 армии. Всё это связано с малым количеством переправ через р. Щара и р. Неман. Крупные мосты находятся в Слониме и Белицах. В результате 4 армия отступила с рубежа, который она должна удерживать, к Слуцку. Образовался разрыв между 10 и 4 армией в 40-60 км., куда вошли войска Гудериана. Широкий фронт неизбежно стал узким в районе переправ, которые оказались захвачены немцами. В районе Зельвы и Слонима в прорыв шли все войска от танков и пехоты до кавалеристов в конном строю, но прорваться не смогли. Штабы 10 (Голубев) и 3(Кузнецов) армии решили повернуть на юг. Бросая технику советские войска переправлялись где возможно и в конечном итоге прорвались в район Пинска. Но это касается 10 армии и части сил 3 армии. Другая часть 3 армии отходила на Молодечно и Минск, где и попала в очередное окружение.

В-пятых, «связь – по радио». До этого времени связь держали по проводу, т.к. при отходе и перегруппировке, в соответствии с уставом, использовать радио было запрещено. Но связь всё равно была утрачена. Это произошло в результате переезда штаба фронта 25 июня в Могилёв. Павлов отдав приказ на отход, сам также убыл в Могилёв. За штабом фронта уехало и партийное руководство. Минск был брошен. Войска обороняющие город об этом знали и при нажиме немцев чуть посильней также двинулись в отступ.

Борзилов об отходе писал: части дивизии все время от Кузница, Сокулка и до Слонима вели бой с преследующими десантными частями противника. 29.6 в 11:00 с остатками матчасти (3 машины Т-34) и отрядом пехоты и конницы подошел в леса восточнее Слонима, где вел бой 29 и 30 июня. 30.6. в 22:00 двинулся с отрядом в леса и далее в Пинские болота по маршруту Вулька, Величковичи, Постолы, ст.Старушка, Гомель, Вязьма.

По поводу 3 пункта. Из отчета командира 14 МК на 29 июня было: 22-я тд - 450 человек личного состава, в т.ч. 80 комначсостава, 102 танкиста, 51 грузовой а/м (на машину 9 человек)

30-я тд - 1090 человек личного состава, в т.ч. 240 комначсостава, 300 танкистов, 110 шоферов, 2 танка (1 неисправный), 90 грузовиков (на машину 12 человек)

танковый полк 205-й мд - 285 человек личного состава, в т.ч. 56 комначсостава, 260 танкистов, 18 грузовиков. (на машину 16 человек).

В машине типа Газ-АА могло находиться от 10 до 15 чел в кузове. Вот и считайте кто на чём отступал, и как.

Из текста директивы понятно, что она слабо осуществима. Предполагается отход на рубеж, который не занят войсками. Это достаточно сложно. Такое возможно только если враг измотан в предыдущих боях, а такого не было. Павлов мог пойти на такой риск при уверенности, что противник остановит своё продвижение, а именно Гудериан. Такая уверенность могла быть только в одном случае, что на Юго-западном фронте развивается удар на Люблин или будет наноситься в ближайшие сутки-двое. В этом Павлова мог уверить только Жуков или Тимошенко. Именно с ними он требовал очной встречи находясь в тюрьме, кстати один из томов следственного дела до сих пор засекречен.

Так кто же принимал решение на отдачу директивы?

Однозначного ответа на это нет. В различных источниках по разному написано об этом. В истории Второй мировой войны под редакцией Гречко говорится о Шапошникове, но намеком. В современных книгах говорится о Ставке, т.е. о Тимошенко. Но неожиданно выплывает Сталин, который разрешил Тимошенко сразу же из Кремля направить Павлову директиву об отводе войск на рубеж Лида, Слоним, Пинск. Но Сталин узнал о ситуации в Белоруссии только 28-29 июня. Выходит, что Павлов отдавал приказ на свой страх и риск, но посоветовавшись с Центром.


promo is_pavel july 18, 19:46 8
Buy for 10 tokens
Идет тихая латинизация. Русские слова заменяются иностранными. Мерчендрайзер – грузчик, упаковщик. Менеджер – управленец и т.д. и т.п. Замена слов в текстах, почитайте, там половина не русские слова. А в дальнейшем технически просто можно заменить азбуку (алфавит), слова уже заменены. Вспомнился…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded